История употребления амфетаминов: от эйфории к разочарованию

История употребления амфетаминов: от эйфории к разочарованию

С амфетамином и его производными вышла та же самая история, что и со многими ныне запрещенными веществами: хотели как лучше – получилось как всегда.

Так, тенамфетамин в шестидесятых годах продавался в аптеках Америки как средство от кашля, а бензедрин – как средство от насморка в тридцатых. Во Вторую мировую войну им пользовались пилоты дальних и ночных бомбардировщиков, чтобы сохранять бодрость и концентрацию внимания на протяжении всего боевого вылета.

Свободная продажа этого вещества продолжалась недолго – ровно до того момента, пока на первый план не выступили побочные эффекты его употребления.

Немного истории


За много лет и даже веков до открытия амфетамина его производные уже были у лекарей в ходу: эфедра – в Китае, листья ката – в Эфиопии и Йемене.

В 1887 году немецкий химик Л. Эделеано синтезирует амфетамин, а в 1912 году другой немецкий химик А. Кёлиш получает его производную – MDMA, которую позже назовут «экстази».

MDMA прочили великое будущее в психотерапии, и не только. Лечение неврозов, посттравматических стрессовых расстройств, нарколепсии, избыточного веса, сенной лихорадки, ортостатической гипотензии, эпилепсии, паркинсонизма, алкоголизма и мигрени – далеко не полный перечень сфер применения амфетамина.

В дальнейшем выяснилось, что не всё так просто: эффект от препаратов был в основном психологический. Человек субъективно ощущал себя лучше и бодрее, а сами болезни при этом никуда не девались. Ожидания себя не оправдали, и эйфория – у медиков, по крайней мере – быстро прошла.

Злоупотребление и государственный контроль


Зато она только начала набирать силу среди обычных людей: препарат пошёл в народ – и народу понравилось. Амфетамины принимали в виде таблеток (экстази и амфетамина сульфат в капсулах), нюхали, курили (гидрохлорид метамфетамина, или «лёд»), кололи внутривенно.

Католический пастор Майкл Клегг, окрестивший MDMA «экстази», считал своим священным долгом обеспечить своему приходу хороший «приход». Видимо, не обошлось без происков Лукавого. Правительству (и не только США) такой поворот дела не понравился – амфетамины частью запретили, а частью (например, риталин, используемый при лечении синдрома дефицита внимания с двигательной гиперактивностью) взяли под контроль.

В России также сняли с производства или поставили на строгий учёт многие прекурсоры амфетамина, либо сделали экономически невыгодными попытки получить заветную формулу из других препаратов. Вынужденная мера, но она работает.

В последнее время, кроме экстази, на подпольном рынке в ходу есть «скорость» (или «спиды»), «фен» и масса других веществ: наркохимия на месте не стоит. Появились препараты пролонгированного действия – их эффект длится до нескольких дней.

На подъеме


Каков эффект? В самом начале - «приход». Его описывают по-разному, но все сходятся в одном: такого мощного прилива сил, такого восторга и экстаза невозможно испытать ни в сексе, ни при получении Нобелевской премии, ни во время инаугурации.

Человека просто распирает от нахлынувших на него приятных ощущений, от осознания собственного могущества и от уверенности, что так хорошо, как сейчас, просто не может быть. Поёт каждая клеточка, по коже пробегают волнами мурашки, хочется обнять весь мир.

Потом волна восторга идёт на спад, но остаётся настроение, близкое к лучезарному, отменная бодрость, готовность свернуть гору-другую и вручную выработать средних размеров кимберлитовую трубку.

В этот период чувствуется предельная ясность ума и сосредоточенность – задачи и проблемы решаются влёт. Чувства собеседника читаются с полувзгляда, на подвиги тянет, в том числе и на сексуальные, со страшной силой. К слову, у мужчин может подкачать эякуляция, зато сам половой акт получится дольше.

Спать и есть не хочется, страх и неуверенность (вместе с изрядной долей критики) куда-то пропадают. Зрачки расширены, пульс частит, мышцы чуть подрагивают, словно «поют»…

Спад


А потом наступает спад. Причём тоже довольно резкий, словно из-за угла ударили пыльным мешком. Силы уходят, как вода в песок, иногда их не хватает даже на то, чтобы встать с кровати за сигаретой. Да что там, доползти до туалета – уже подвиг!

Настроение стремительно ухудшается, вплоть до мрачного, подавленно-злобного. Хочется кому-нибудь дать в глаз, просто за всё хорошее. Найти бы ещё силы, чтобы сжать кулак. Наваливается усталость и изнеможение, словно кимберлитовую трубку всё-таки пришлось выработать одной киркой.

Появляется тревога, не дающая заснуть даже на фоне чудовищной усталости, сердце заходится, дыхание перехватывает – кажется, сейчас организм сдастся и сойдёт с дистанции! Чаще всего приходится прибегать к помощи снотворного, но и сон не приносит облегчения.

При длительном употреблении амфетамина меняется оттенок действия препарата. Чистой, незамутнённой радости становится меньше, зато всё чаще хочется выплеснуть прилившую энергию в виде чего-то деструктивного и незамысловатого: подраться, поскандалить, разнести что-нибудь.

Один из неприятных эффектов – параноидное состояние, когда человек осознаёт, что на него как-то не так косятся, не иначе, что-нибудь замышляют.

«Неспроста это всё! Боже мой, что делать-то, куда бежать, куда прятаться? А может, не ждать, а напасть самому, упредить, пресечь поползновения в корне?» - нередко к таким мыслям присоединяются и слуховые иллюзии (когда в доносящихся звуках слышатся угрозы или проклятия), а то и собственно слуховые галлюцинации. Так человек становится опасен для окружающих.

В ряде случаев, особенно на фоне приёма «скорости» и её пролонгированных аналогов, возникает мощнейший делирий (на манер белой горячки) с ужасающими галлюцинациями.

Помимо параноидного состояния и делирия, регулярное и длительное употребление амфетаминов приводит к истощению – как физическому, так и психическому. Меняется личность, заостряются и становятся гротескными черты характера, ранее присутствовавшие лишь намётками. Формируется стойкая и выраженная психическая зависимость от препарата.

Мораль сей басни такова


Физической зависимости амфетамины не формируют (хотя, возможно, на текущий момент просто нет внятных исследований на эту тему). Однако сам момент прекращения действия препарата переносится так тяжело и болезненно, что заставляет некоторых принимать его регулярно и длительно лишь из боязни ухудшения состояния при отмене.

В этом и кроется всё коварство амфетаминов: на самом деле «спрыгнуть» запросто не получится, психика привыкла и просит ещё и ещё! Договориться по-хорошему чаще всего не получается.

Чтобы вырваться из замкнутого круга, требуется комплексное лечение, включая медикаменты для борьбы с депрессивными, параноидными и астеническими состояниями, и психотерапия – чтобы расставить приоритеты, наметить новые цели в жизни и заново научиться радоваться без наркотического костыля.