Дмитрий Пушкарь. Здоровье мужчины: от простого к сложному

Рассказывает Дмитрий Пушкарь, доктор медицинских наук, главный специалист-уролог Минздравсоцразвития России, заслуженный врач России.

Добрый вечер, дорогие коллеги, друзья. Мне очень приятно сегодня выступать здесь, тем более, что сегодня всемирный день поцелуя, я случайно об этом узнал. Сегодня день рождения Марка Шагала.

Эту лекцию мы решили построить как клиническую лекцию, хотя сегодня этот формат потихонечку уходит. Все больше происходит в интерактивном режиме. Но интерактивно нам будет трудно с вами обмениваться впечатлениями, потому что мы записываем эту лекцию, эта лекция будет в Интернете. Моя задача облегчается, потому что передо мной читал лекцию Евгений Иванович Чазов, и это было очень интересно. Он рассказал всем нам про здоровый образ жизни, а это огромная составляющая часть мужского здоровья, и мы об этом будем сегодня тоже говорить.

Вы знаете, ведь можно очень долго говорить, можно очень долго обсуждать мужское здоровье. Но я решил выделить основные аспекты. Аспекты, которые, приводят, с одной стороны, к инвалидизации мужчины, с другой сторон могут иметь влияние не только на качество жизни, но и на саму жизнь. Почему? Потому что мужское здоровье и качество жизни — это две абсолютно неотъемлемые части, которые действительно идут вместе. Хотя я написал здесь «интерактивно», но, конечно, интерактивно мы не сможем выступать, хотя потом будут вопросы.

Все хотят знать: как все-таки сохранить это мужское здоровье и, вообще, возможно ли это сделать? Вы знаете, мужское здоровье довольно интересное. Почему? Получены три Нобелевские премии именно в связи с достижениями, которые легли в основу не просто мужского здоровья, но и, наверное, всей мужской медицины.

Прежде всего это наша премия, Николая Басова, в 1964 году. Была она получена за лазерную спектометрию и вообще за высокотехнологичный лазер. Это сегодня основа хирургического лечения доброкачественной гиперплазии простаты. Об этом будем сегодня говорить.

Вторая Нобелевская премия — Чарльз Хиггинс. Это гормонотерапия рака простаты. На сегодняшний день это первая гормонотерапия рака простаты больных с распространенными формами рака предстательной железы. И об этом мы тоже будем сегодня говорить. И даже больше, чем гормонотерапия: Хиггинс доказал, что рак предстательной железы — это гормонозависимая опухоль.

И, наконец — это Ферид Мурад и его группа (там было трое ученых). Почему я здесь поставил Ферида Мурата? В 1998 году эта группа получила Нобелевскую премию за изобретение феномена окиси азота, который стал, скажем так, основой для препаратов, которые борется с эректильной дисфункцией. И этот специалист недавно приезжал в Россию, и мы присутствовали на его лекции, она проходила в стенах нашего университета (МГСМУ), что очень приятно.

У вас не установлен Adobe Flash Player. Для отображения видеоконтента необходим Adobe Flash Player версии 8 или выше. Скачать последнюю версию Adobe Flash Player можно здесь.

Скачать видео Просмотров: 12022

Вообще о чем мы говорим сегодня? Почему опять мы сегодня говорим о мужчинах? Посмотрите, какие факты интересные… 75 процентов суицида – это мужчины, 90% процентовлюдей, которые храпят – это мужчины, один из семи мужчин – это алкоголик, к сожалению это так. Это не только у нас, это данные международные. 78 процентов смертей, связанные с приемом лекарств – мужчины. Мужчины принимают чаще лекарства из списка «А». И 95 процентов детей, отчисленных их школы, – это мальчики.

Поэтому мужская история особая. Когда Раневскую спросили: «Что у вас болит?» — ответ был очень быстрый: «Болит печень, сердце, ноги, голова. Как хорошо, что я не мужчина, а то бы и предстательная железа заболела». Такая вот история.

Давайте начнем с аденомы простаты. Вы знаете, аденома простаты — это то, что поражает всех мужчин. Это не болезнь, это естественное развитие у мужчин, если хотите. Не называйте это старением, ни в коем случае. Это естественный процесс. У всех мужчин растет предстательная железа, образуя доброкачественную гиперплазию простаты.

Почему аденома? Мы так раньше называли ее – «аденома простаты», поэтому для тех, кто присутствует в зале, среди них много специалистов, людей опытных, и я многих знаю. Аденома простаты, как мы раньше говорили. Вы понимаете, какая ситуация, это очень важный слайд, он может быть самый важный, стратегически важный, почему?

Посмотрите, мы, действительно, и по нашим данным, и по данным Российского Госкомстата, и по нашим докладам, мы имеем сегодня более трети населения старше 55 лет. Мы говорим о мужчинах и женщинах, конечно. Это большое число.

Но что интересно, что касается изменения численности населения (опять же, это наши официальные данные) есть три прогноза. Я, вам скажу честно, оптимист, и те усилия, которые сегодня предпринимаются в стране, по-моему, они обеспечивают более положительный прогноз, и мы не будем так сильно терять население, и с годами будем иметь еще больше пожилых людей.

Продолжительность жизни сегодня меньше, чем нам хотелось, но, поверьте мне, буквально через несколько лет или я или кто-нибудь другой на этой трибуне будет выступать с докладом «Мужское здоровье: что изменилось с 2010 года?». Это будет через 2–3 года, и мы скажем о том, что продолжительность жизни мужчин увеличилась. Что интересно, если мы посмотрим частоту встречаемости ДГП (это то же самое, что аденома), то мы не видим ее только у мужчин 54–65 лет. Мы видим ее и у молодых мужчин. Но эта аденома не приводит к симптоматике, эта аденома не обеспечивает расстройство мочеиспускания.

Нужно этих больных лечить? Нет. Нужно ли участие уролога? Да! Почему? Потому что решить, нужно этих больных лечить или нет, может только уролог. И это очень важный момент. Это то, за что мы сегодня выступаем. Кто мы? Мы – специалисты-урологи вместе с нашим Минздравом. Почему? Потому что это решение, которое обеспечивает специалист, это очень важно.

А вот этот слайд: динамика показателей заболеваемости мужского населения. Здесь все: и рак простаты и аденомы. Мы к этому слайду вернемся. Потому что он тоже очень важен.

Вот аденома простаты. Для тех, кто никакого отношения не имеет к медицине — это просто, это увеличение предстательной железы. Называйте это аденома, доброкачественная гиперплазия, это абсолютно неважно. Мы понимаем прекрасно, что увеличенная предстательная железа давит на мочеиспускательный канал, на мочевой пузырь, и она изменяет функцию и того, и другого.

Какое было раньше лечение? Нужно было убрать эту предстательную железу, нужно было убрать эту аденому. Мы называли это — «вылущить ее пальцем». Это кровавая операция. Мы выполняем ее до сих пор, как и во всем мире. Мы выполняем немножечко по-иному, об этом тоже сегодня будем говорить. Но что интересно, об этих фактах мы редко читаем. Почему? Потому что сайты, книги нацелены или на специалиста, или того, кто уже имеет эту аденому или расстройство мочеиспускания,

Начало в 35 лет! Это очень интересный факт. Но посмотрите, что клинически значимое увеличение простаты, то есть, обеспечивающее какое-то мочеиспускание — в 50 лет уже 60 процентов. Эта цифра заставляет задуматься. Расстройство мочеиспускания, ослабление струи и ночное мочеиспускание – это основные симптомы аденомы простаты. Есть шкала симптомов. Я специально включил слайд про шкалу симптомов. Почему?

Пускай запомнит каждый мужчина после 40 лет шкалу этих симптомов. Сегодня (это трудно себе представить, но это так) все международное урологическое сообщество доказало, что, если мы действительно поговорим с пациентом, если мы заполним субъективную оценку вот этой шкалы симптомов, мы на 90 процентов продвинемся в понимании, что же с пациентом произошло, и что беспокоит больного с аденомой простаты.

Это очень интересный факт, почему? Потому что субъективная оценка сегодня является наиболее важной. И решение о лечении на основании размера аденомы, на основании субъективного анализа принимает врач-уролог. Посмотрите, что интересно? Первое решение — это не лечение – это наблюдение.

Наблюдение у нас не отлажено. Это нас очень волнует, почему? Потому что наблюдение — это залог предотвращения. Если пациент, не имеющий никаких жалоб, находится под наблюдением специалиста, то специалист обнаружит жалобу первым. Кто у нас в стране из мужчин наблюдается у уролога без жалоб? Никто. И это сегодня наша задача. Задача — изменить менталитет наших пациентов. Таким образом предотвратить тяжелые осложнения, связанные с аденомой простаты.

Медикаментозное лечение аденомы, наиболее вероятно, это лечение пожизненное, это пациент должен знать. Сегодня невозможно полечить больного месяц-два-три-четыре-пять и вылечить от аденомы простаты. Мы помним, что состояние аденомы простаты развивается на протяжении всей жизни.

И оперативное лечение. В большинстве случаев сегодня оно эндоскопическое. Уникальная функция российских аптек (с чем мы сегодня и боремся) какая? Дать консультацию пациенту. Это строго противопоказано, и это абсолютно незаконно, и это абсолютно несерьезно. Это не правомочно.

Реальная проблема сегодня – поздняя обращаемость. Вторая проблема — это отсутствие систематического назначения препаратов. Это наша проблема, проблема урологическая. И мы сегодня с этим, поверьте мне, боремся. И вы сегодня узнаете, как это происходит. Эндоскопия — это то, чем сегодня должен овладевать каждый молодой специалист, потому что, если уролог закончил ординатуру, он обязан уметь выполнять эндоскопические операции у больных аденомой простаты. Это должно быть государственной программой. Почему? Потому что тут написано «рatient demand».

Формировать требования больного очень важно. Потому что нам нужен больной, который хочет быть здоровым, и, который хочет быть здоровым, обратившись вовремя, помогая нам. Вот это сегодня мы должны понимать. И СМИ должны понимать.

Вот эти больные на слайде — это московские клиники, это страшная ситуация. Какой мужчина может это вытерпеть, какому врачу хочется накладывать трубки в живот, отводя мочу у больного с задержкой мочеиспускания. Это терминальная стадия развития аденомы простаты вместе, конечно, с острой почечной недостаточностью. Это больные зачастую инкурабельны.

Сегодня уролог-2010 должен понимать, что есть наблюдения, есть медикаментозная терапия простаты, есть, доказано, действующие препараты, и эти препараты сегодня (и мы горды этим) входят в жизненно важный список (ЖНВЛС), это очень важно. Это альфа-блокаторы, это ингибиторы альфа-редуктазы. И комбинация препаратов оправданна, это исследования КОМБАТ, и профилактика рака простаты — это все начинается сегодня в кабинете уролога.

Минимальное инвазивное вмешательство. Разве можно сравнить (вы видели трубку в животе)?. Посмотрите, трансуратеральная резекция: этот клип буквально 10–20 секунд. Выполняется трансуратеральная резекция увеличенной аденомы предстательной железы. Петля, которой мы просто сбриваем увеличенную аденому. Этот больной остается в стационаре в течение двух суток. Это совсем другая операция.

А вот это — операция лазерная, когда с помощью лазера мы выпариваем аденому, увеличенную ее часть. Этот больной тоже в стационаре двое суток. Чем примечателен лазер? Он может использоваться у больных, которые систематически принимают антикоагулянты. А сегодня в современной практике урологов таких больных примерно 50 процентов. Почему? Потому что очень многие больные сегодня наблюдаются у кардиолога и принимают данные препараты систематически.

Существует порядок, мы сегодня будем обращаться к этому документу неоднократно. Он несовершенен. Он первый порядок, который принят за 40 лет. В порядке все написано о том, как обращаться с пациентом с аденомой простаты. А что же можно делать самому? Вопрос важный.

Консультация у уролога в 40;
ПСА с 45;
Вести активный образ жизни;
Ограничение потребления животных жиров (у того, кто ест много животных жиров, простата растет больше)
Ситуация под контролем специалиста.

Сегодня действительно ситуация под контролем.

Рак простаты. Вы знаете, это совсем другая тема, и мне бы хотелось сказать о том, что многие думают, что аденома простата когда-то перерастет в рак. Это неправда. Этого не будет. То есть, это может быть, но это в крайней степени редко. Это нестандартная ситуация. Но многие говорят: «Вы знаете, вот такая ситуация, нужно что-то делать с моей аденомой, а то возникнет рак». Такого нет. Это разные вещи совершенно.

Аденома — это доброкачественный процесс, естественный. Рак простаты – это процесс абсолютно неестественный. Посмотрите, что происходит, какой прирост этого заболевания в нашей стране! Вы спросите: почему? С одной стороны, потому что мы научились его диагностировать, безусловно. И, с другой стороны, потому что его действительно стало больше.

Есть масса работ о так называемом послевоенном поколении, которое мы сегодня лечим. Это послевоенное поколение действительно имеет увеличение риска развития рака предстательной железы. Например, в Америке в 2009 году – 29 процентов, около 200 тыс. новых случаев рака простаты. Это действительно те цифры, которые заставляют задуматься. Посмотрите, вероятность заболеть раком простаты в течение жизни — максимум один из шести. Наши данные похожи. Мы будем об этом говорить.

Вопрос: кто знает что такое ПСА? Если я попрошу поднять руки, кто знает, что такое ПСА, поверьте мне, выяснится, что, кроме врачей-урологов, далеко не все это знают. Но если мы спросим, кто сдает этот анализ ПСА хоть один раз в год, рук может не быть. А это единственный онкомаркер, который является уникальным для рака простаты, и вырабатывается только простатой. Это простаспецифический антиген, это ПСА.

Я не буду читать этот слайд. Это рекомендация Американской ассоциации урологов, диагностика рака предстательной железы. Это определение общего ПСА в сыворотке крови – анализ, который сегодня делается в России повсюду. Анализ, который мы привезли в начале 1990-х годов, имея огромные проблемы, поверьте мне, с его внедрением. Сегодня он выполняется практически везде.

Нужно ли нам контролировать качество его выполнения? Обязательно. Это очень важно. Почему? Потому что лабораторий много, а сертифицированных лабораторий, к сожалению, очень мало. Посмотрите какая ситуация у нас в стране — я обещал вам ее рассказать. Выявляемость рака простаты по стадиям за 2009 год: к сожалению, третья, четвертая стадия занимает около 60 процентов. Должно быть все наоборот. Посмотрите, при профосмотре выявляется всего в 10 процентах случаев. То есть, при профосмотрах мы не выявляем рак простаты, имея ПСА в реестре у нас сегодня, который по приказу министра проводится бесплатно.

Есть так называемая диагностическая триада. Я говорю своим сотрудникам: если кто-то пришел к урологу и ушел от него без ректального обследования, значит, у уролога он не был. Если уролог сегодня имеет тенденцию принять пациента, уролог, не посмотрев его ректально, надеясь на ректальный ультразвук, на ЯМР, на красивые картинки компьютерной томографии — это преступление. Потому что пальцевое ректальное обследование является рекомендованным всеми мировыми ассоциациями. Как обследование, которое является наиболее важным, обследование предстательной железы. Очень простое. Конечно, ультразвук и биопсия простаты при необходимости после ПСА.

Биопсий простаты огромное количество. Есть стандартные биопсии, мы выполняем ее по всему миру, есть новые методы, в которых мы принимаем участие, и у нас есть специальная разработка, которая сегодня проходит международное патентирование. Но мы говорим сегодня о стандартной биопсии простаты. Она должна выполняться повсеместно одинаково. У нас есть масса книг и монографий, которые посвящены как программе диагностики рака простаты, так и лечению рака простаты. И есть понятие «скрининга».

Что такое скрининг? Вот пришел человек, соответствующего возраста, 45 или старше, ни на что не жалующийся. Мы говорим: тебе нужно знать ПСА, мы посмотрим, нет ли у тебя риска развития рака простаты, или уже мы можем что-то заподозрить. Это скрининг у тех пациентов, которые пациентами не являются. У здоровых якобы людей. И это очень важно. Почему? Потому что позиция Американской ассоциации урологов, позиция Европейской ассоциации урологов, она абсолютно идентична с позицией Российской ассоциации урологов.

Мы считаем, что исследования ПСА у лиц старше 45 лет должно проводиться повсеместно. И это очень важно, хотя здесь, конечно, написано, что это решение индивидуальное. Посмотрите, вот исследования 150 тыс. человек. В группе пациентов по 55–65 лет, которым проводился скрининг, смертность от рака простаты оказалась ниже больше, чем на 20 процентов. Может ли это нас отвести от скрининга, может ли это оставить в покое урологов? Конечно, нет.

Профилактика рака простаты, существует ли такая? Все звонят и говорят: «Дмитрий Юрьевич, вы знаете, говорят по телевидению, что нужно есть помидоры». Что можно сказать? Какой уролог может рекомендовать кому-то есть помидоры? Ну конечно, мы можем сказать, что есть работы, которые говорят, что есть овощная диета, средиземноморская диета. Есть работы, которые говорят: не ешьте много животных жиров. Есть такие работы. Но сегодня говорить, что мы действительно можем рекомендовать что-то больному или пациенту или здоровому, который хочет избежать рака простаты – такого нет. И остановлено огромное исследование селена.

Был вопрос: снижается ли риск выявления рака простаты при приеме селена и витамина Е? И таких работ было даже больше, чем про помидоры, чем про брокколи и так далее. И вот прием селена и витамина Е не предотвращает развитие рака предстательной железы. Две кривые (я не буду на них останавливаться), две кривые абсолютно идентичны, поэтому исследование это было остановлено.

Но есть мифы, которые говорят, что рак простаты неизлечимое заболевание, что все становятся инвалидами, что в России не лечат. Я получаю письма как главный специалист: «Нам нужно отправиться на лечение за границу». Кто в этом виноват? Мы сами, прежде всего. Потому что мы мало уделяем внимания нашим пациентам. Это действительно так.

Типичный пациент в 2010 году – это особый пациент. Наш пациент 55–65 лет, у него всегда имеется одно-два заболевания, может быть, он перенес какие-то операции. Это активный человек, работающий. У него есть планы на будущее, он думает о качестве жизни. О чем думает этот пациент? — «Как достичь цели?» Какой цели? — Избавиться от рака. Это конечно, главная цель.

Но вторая цель, которая для меня сегодня, такая же по важности: это удержание мочи и сохранение эректильной функции. Вы скажете: как это так? Больной раком простаты, которого можно вылечить от рака, сохранить ему удержание мочи и эректильную функцию. Мы хотели привести сегодня несколько больных с собой, но формат сегодняшней лекции просто этого не позволяет.

Существует операция, радикальная операция у больных. Когда она выполняется? Только на ранних стадиях. Только тогда, когда мы заподозрили и нашли рак простаты, который не вышел за пределы простаты. Не вышел за капсулу. Когда можно удалить простату полностью, сохранив нервные пучки и сохранив сфинктер, удерживающий аппарат. И сегодня это действительно возможно. Много лет мы использовали огромные устройства, чтобы видеть нервы, чтобы при удалении простаты эти нервы остались, чтобы сохранить эрекцию молодому человеку 55–65 лет.

Огромные исследования были опубликованы в различных журналах. Одно я вам представляю. Радикальная простатэктомия приводит к снижению смертности от рака простаты, метастазирование и снижение смертности от любой другой причины. По другим методам лечения таких результатов не получишь. Мечта какая? Мечта человека: раз, два, три, четыре, пять, шесть рук. К сожалению, Магритт написал эту картину про человека, который ест и хочет ухватить все больше. Но это похоже на то, как устроена наша операция, связанная с использованием роботической системы, которую купило наше государство, наш Минздрав.

Почему? Эти вмешательства без того, чтобы врачу надевать на голову десятикилограммовый шлем, позволяют избавить больных от рака простаты, удалить предстательную железу с помощью специальной микротехники. Посмотрите – сколько роботов в Америке – их полторы тысячи сегодня. Вот они в Европе. Столько же скоро будет и в России.

Вот таким вот образом здесь находится хирург, здесь пациент, робот присоединен к пациенту, хирург выполняет манипуляции при помощи микроманипуляторов размером с пятикопеечную монетку. Для тех, кому сейчас не видно, есть сайт urorobot.ru. У нас эта система стоит с ноября 2008 года, и мы считаем, что есть преимущества у этой операции. Сегодня только начинается внедрение этого в нашей стране. Это очень важно для тех больных, которые вовремя обратились, которые пришли и претендуют на радикальное лечение.

Вот посмотрите маленький клип: совершенно другие движения при операции. Хотя мы добивались результатов и при открытой операции, как и многие урологи в нашей стране. Робототическая операция – она совсем иная. Посмотрите: это миллиметровые движения, которые позволяют видеть каждую структуру, сохранить эту структуру или удалить ее. Это решение, которое мы принимаем в ходе операции, его может принять только специально обученный специалист, который имеет опыт открытых операций. Этот инструмент обеспечивает выздоровление пациента за несколько дней. В это трудно поверить, и нам было трудно поверить. Этот метод сейчас используется повсеместно.

Криоблация, брахитерапия, лучевая терапия, другие методы, которые все основаны на введении специальных игл или зерен в предстательную железу. Криоблация тоже недавно в России. Это совсем новый метод – заморозка предстательной железы, можно называть его минимально инвазивным. Однако он, как и брахиотерапия и лучевая терапия, не сохраняет те нервные пучки, которые обеспечивают потенцию. А это сегодня очень и очень важно. Это все написано в приказе № 966, который называется «Порядок оказания помощи больным урологического профиля».

Что же можно сделать самому? Можно ли что-то сделать самому, чтобы минимизировать риски появления рака простаты? Наверное, да. Прежде всего – сдать ПСА в 45 лет. Вести активный образ жизни – доказано, это минимизирует все риски заболеваний урологического профиля у мужчин. Ограничение потребления животных жиров – помните, все растет на животных жирах, это «удобрение». Контроль ситуации со стороны специалиста. Семейная история рака простаты. Потому что, если есть рак простаты у отца или старшего брата, то младший брат должен быть обследован детально.

Ну и, конечно – помидоры под большим вопросом. Нет таких методов. А, если будут, то мы с этой трибуны вам быстро об этом скажем.

Последнее, это эректильная дисфункция. Вы знаете, не называйте это ни в коем случае «импотенцией». Это неправильный термин. Эректильная дисфункция – это болезнь. Эректильная дисфункция – это маркер, гораздо более серьезный, чем маркер ПСА, чем любой другой маркер. Если присутствует эректильная дисфункция, это говорит о том, что присутствует какое-либо заболевание.

Какое? Это ишемическая болезнь сердца, сахарный диабет, депрессия, гипертоническая болезнь. Раньше мы (не только урологи, но и терапевты) называли это «летальный квартет». Посмотрите: вот маленький мальчик, потом появляются девушки, потом продолжаются, а в 43 девушки заканчиваются. Это старая-старая история. Сегодня совсем другая история. Сегодня наши пациенты хотят на высоком уровне остаться на долгие годы, и мы, урологи, за это отвечаем. Недаром мы сразу после академика Чазова выступаем, потому как кардиологи говорят, как жить, что кушать и как двигаться, а мы отвечаем за мужскую составляющую.

Посмотрите, какие интересные данные не только от урологов, но и от кардиологов. Более 40 процентов мужчин после 46 лет имеют разные нарушения эрекции. А обращаемость – 15 процентов. И никто не знает об этом. Почему? Мы об этом скажем. Знаете, я терпеть не могу говорить: не курите, не пейте! Но это действительно доказанный факт, что эректильная дисфункция идет на пару с курением. Избыточный вес тоже. Избыточный вес сегодня становится проблемой в России. И виной тому то «быстрое питание», которое приходит из разных регионов мира к нам. Урологи абсолютно против фаст-фуда. И очень приятно, что у нас не так много всего этого. Холестерин от потребления подобной пищи приводит к изменению метаболизма и снижению уровня тестостерона.

Роль уролога в жизни мужчины становится особой. Уролог становится первым врачом, к которому обращается мужчина в своей жизни, и связано это с развитием эректильной дисфункции. Уролог – это первый специалист. Не терапевт и кардиолог, не дженералист (как называют его во Франции), не врач общей практики, не семейный врач, а уролог. Первый человек, который должен принять этого пациента. Пациент обратился с расстройством эрекции, а на самом деле за этим стоит очень и очень много. Что требуется от уролога в данном случае? Конечно, быть глубоко образованным врачом. Это задачи, которые в рамках нашего Министерства мы будем решать.

Эректильная дисфункция – это проблема системы здравоохранения, как бы вам это не казалось странным. Мы сегодня говорим о скрининге эректильной дисфункции. Мы должны выявлять этих больных. СМИ сегодня нам, к сожалению, не помогают. Сегодня у пациента, у которого имеется эректильная дисфункция (молодой человек 40 лет), это пациент, у которого имеет окклюзия каких-то магистральных сосудов.

Эндотелиальный фактор – вот что открыл Ферид Мурад с группой. Это огромный эндокринный орган, который выделяет эндотелиальный фактор, фактор эластичности сосудов. А скрининг – это профилактика витальных осложнений этих больных. Нужно ли это нам? Я, как главный специалист, скажу, что нужно. Потому что кардиоваскулярная составляющая, метаболический синдром и эндотелиальный фактор, обеспечивающие QOL (качество жизни) – это важный фактор.

А вот наши российские данные: мужчины в 50 лет в половине имеют какие-то сопутствующие заболевания: сахарный диабет, гипертоническая болезнь, ожирение, депрессия. Но что интересно, что есть препараты первой линии по рекомендации всех ассоциаций и Российской ассоциации урологов – ингибиторы фосфодиэстеразы. Препараты, которые обладают уникальными свойствами, являются эректогенными препаратами. И мы думали так до недавнего времени. Но растет интерес к терапии, которая может нести излечивающий характер. Если мы скажем с этой трибуны, что мы действительно верим в то, что расстройство эрекции действительно можно вылечить, многие посмеются. Несколько лет нужно для того, чтобы мы рассказали, что мы начинаем это делать.

Знаете, что интересно? То, что нарушение эрекции с возрастом – это порочный круг. Чем меньше эрекций – запятая – тем меньше эрекций. Чтобы восстановить эрекцию, нужна эрекция. Мы назвали это как модулируемая эректильная оксигенация. Мы сегодня говорим, что эрекции способны к самовоспроизведению, мы сегодня говорим, что любая эрекция обеспечивает наличие последующей эрекции. Для профилактики эректильной дисфункции и активизации эрекции, мы урологи, должны общаться с пациентом – и обеспечить поведенческую терапию с минимальной дозой препарата или без таковой, чтобы эрекцию оставить на уровне, когда мужчина был на пьедестале, на уровне 40–50 лет.

Существуют инъекции – это вторая линия терапии, которая используется у 10–12 процентов больных. Существует хирургическое лечение, которое заключается в фалопротезировании – мы вживляем протез в половой член – сегодня это редкая операция, потому как существуют другие методы.

Самый важный момент нашего сегодняшнего доклада: «каждый из нас рожден только с одним крылом, и мы можем летать, только обнявшись с друг другом». Без женщин мужского здоровья не существует. Смерть жены увеличивает риск смерти мужа в течение последующего месяца на 50 с лишним процентов. Госпитализация жены приводит к увеличению риска смерти мужа в последующие 30 дней на 30 процентов. Таких данных мало, но они есть. Но что получается у нас по российским данным? 60 процентов мужчин не обсуждают проблемы эректильной дисфункции с женой. Чья это задача? СМИ? Ни в коем случае. Это задача специалистов.

В каждой газете вы найдете маленькие объявления, которые предлагают пациенту то, что отводит его от современного диагноза и современного обращения к специалисту. Это все написано в приказе № 966, который будет улучшаться, поверьте мне. И те кто читает приказ и находит в нем изъяны, поверьте, я нахожу такие же изъяны в нем, и мы все, наше сообщество, должно работать над тем, чтобы этот приказ и этот порядок сделать действительно тем порядком, который будет использоваться каждый божий день. И что же делать самому все-таки? А здесь действительно можно сделать что-то самому!

Прежде всего, это активный образ жизни, это ограничение в употреблении животных жиров, плюс, конечно, это отказ от курения и чрезмерного потребления алкоголя.

Помнить, что ситуация должна быть под контролем, и отменить самолечение. Помнить артериальное давление, ожирение, диабет и стресс. Помнить, что это летальный квартет. И помнить, что расстройство эрекции может быть каким-то симптомом, какой-то первой ласточкой других заболеваний, которые может обнаружить специалист. И помнить, что эрекция должна иметь место быть.

Если у кого-то есть вопросы, по этому докладу, и кто- то не решился сегодня их задать, а хочет задать их в более спокойной обстановке, есть телефоны в Москве (8 495 7418113 и 8 903 7267100), они работают практически круглосуточно, не стесняйтесь, мы всегда отвечаем на все вопросы специалистов, коллег и других людей. Большое спасибо за внимание.

Презентация лекции доступна для скачивания здесь: Lecture_Minzdrav_06072010.PPT.zip .zip (36,2 МБ)

Видео-запись лекции можно посмотреть в нашем разделе «Видео».

Ответьте на несколько вопросов и получите рекомендации по ведению здорового образа жизни, подобранные персонально для вас. Борьба с вредными привычками, вопросы правильного питания, поддержание хорошей физической формы – узнайте, что нужно именно вам. Ваш возраст:
Продолжить